Ненецкий АО Нарьян-Мар Info83.RU

Подводная лодка Щ-123. Фото: Архив Тихоокеанского флота МО РФ

76 лет назад подводная лодка Щ-423 первой в мире пробилась сквозь льды Северного Ледовитого океана, проложив путь вдоль побережья России от Мурманска до Владивостока.

Историю воплощения исторической миссии описал историк Алексей Волынец, мы приводим наиболее интересные выдержки из его рассказа. О том, что вдоль северного побережья Евразии можно проложить морской путь и морем попасть из России в Китай, люди догадывались еще несколько столетий назад, но осуществить замысел удалось только в конце XIX века, когда это позволило развитие техники.

Тем, кто собирался попасть из европейского севера России во Владивосток, приходилось пересекать восемь морей: Баренцево, Карское, Море Лаптевых, Восточно-Сибирское море, Чукотское, Берингово, Охотское и Японское моря. Северный морской путь вдоль берегов России был в разы короче, чем другие маршруты с запада на восток страны, но освоение осложняла сама природа, ведь почти весь год лед здесь настолько толстый и плотный, что делает невозможным и смертельно опасным любое плавание для обычных кораблей.

В наше время эти воды бороздят атомные ледоколы, но у наших предков столь мощной техники не было. Вдоль северного побережья РФ за одну навигацию корабль смог пройти только в 1932 году: ледокол «Александр Сибиряков» в июле вышел из Архангельска, а в октябре достиг Петропавловска-Камчатского. Ранее все суда зимовали в глубоких бухтах, чтобы лед не раздавил их. Во время плаванья ледокол поломал гребной винт в о глыбы застывшей воды в Чукотском море. Судно спаслось благодаря самодельным парусам, и хоть кампания завершилась успехом, плаванье легко могло обернуться гибелью во льдах.

В следующем году только построенный пароход «Челюскин», пытался повторить путь ледокола, но плаванье закончилось трагедией. В Чукотском море судно начало дрейфовать в ледовом плену, пока не оказалось раздавлено льдами. В 1936 году Северным морским путем прошли два военных корабля — эскадренные миноносцы «Сталин» и «Войков». Поход превратился в боевую операцию — в районе полуострова Таймыр перекрывавшие плавание льды подрывали зарядами пороха. Почти одновременно с прохождением Севморпути военными судами, родилась идея перебросить во Владивосток подводную лодку.

На Тихом океане СССР не имел большого флота, в то время, как военно-морские силы Японии считались одними из самых крупных в мире. Сама возможность быстро и незаметно перебрасывать к дальневосточным берегам подводные лодки могла изменить баланс сил, удерживая Японию от враждебных действий. Для экстремальной миссии выбрали подводную лодку типа «Щ» (которые моряки прозвали «Щуками»).

Карта маршрута экспедиции субмарины. Фото: Архив Тихоокеанского флота МО РФ

Карта маршрута экспедиции субмарины. Фото: Архив Тихоокеанского флота МО РФ

Однако ее корпус не был приспособлен для плавания в толстых льдах и мог легко повредиться. Задачу по подготовке субмарины поручили морскому инженеру Андрею Дубравину, специалисту по ледоколам, который предложил «одеть» корпус лодки в обшивку из двух слоев дерева, толщиной 20 сантиметров, прикрытых сверху металлическими листами. Приготовления не ограничились укреплением бортов, морские инженеры должны были предусмотреть все возможные трудности плавания во льдах, которое занимало пять тысяч километров по северным морям. К примеру, хрупкие (хотя долговечные в соленой воде) бронзовые винты заменили на стальные. Конструкция предусматривала замену лопастей, чтобы их могли менять в случае поломки. Для экспедиции сменили конструкцию и форму рулей, сделав их более короткими и прочными.

Плавание запланировали на лето 1938 года, но годом ранее выдалась очень сложная навигация. Из-за обилия льда в Арктике застряло на всю зиму свыше 20 кораблей (один из них — пароход «Рабочий» — был раздавлен льдами и затонул). Решено было не рисковать подлодкой, однако лето 1939 года перед Второй мировой войной, выдалось тревожным. Лодки оставили на Балтике и Баренцевом море на случай возможных боевых действий. Историческое плаванье совершилось только в 1940 году, когда 23 мая появился секретный приказ командования флотом № 120 о формировании экспедиции особого назначения.

Ледоколы прокладывали путь подводной лодке. Кадр сделан с борта ледореза "Ф.Литке". Фото: Архив Тихоокеанского флота МО РФ

Ледоколы прокладывали путь подводной лодке. Кадр сделан с борта ледореза «Ф.Литке». Фото: Архив Тихоокеанского флота МО РФ

Руководить подготовкой назначили военного инженера Иосифа Сендика, в 1936 и 1937 годах дважды участвовавшего в прохождении боевых кораблей Северным морским путем. Командиром лодки назначили капитана 3-го ранга Измаила Зайдуллина.

Измаил Зайдуллин имел за плечами непростую биографию. В 30-е годы он занимался увеличением автономности подводных лодок, повышая дальность и продолжительность походов. В августе 1938 года его арестовали, год он провел в тюрьме. Подводнику повезло: репрессии к тому времени пошли на спад, и военный трибунал во Владивостоке дал ему три года, тут же амнистировал и освободив в зале суда. В материалах уголовного дела смогли найти единственное реальное прегрешение — распитие алкоголя на борту подлодки.

Его неидеальная биография была незначительным фактом при выборе кандидата, который поведет лодку в столько опасный путь. За месяц в атмосфере строгой секретности лодку Щ-423 (она не имела имени, только номер) одели в деревянную «шубу», заменили винты и рули, провели иные приготовления по плану инженера Дубравина. Северный морской путь субмарина должна была пройти в надводном положении, но при необходимости могла погрузиться и даже стрелять из торпедных аппаратов. 5 августа 1940 года лодка вышла в море.

Субмарина шла не одна — ее сопровождал транспортный пароход «Серов», а в проливе, соединяющим Баренцево море с Карским, ждал ледокол «Ленин». Две недели спустя лодка достигла полуострова Таймыр и вошла в море Лаптевых, где пришлось пришлось преодолевать многолетние нетающие льды, достигавшие 3−4 метров толщины. Сменяя друг друга, впереди попеременно шли три ледокола — «Ленин», «Сталин» и «Литке».

Самым сложным было пройти в районе так называемого Айонского ледового массива, где многолетние, никогда не тающие льды протянулись не на одну сотню километров. В северной навигации существует «шкала сплоченности льда». Когда льда нет — это 0 баллов, если ледяные глыбы занимают 90% поверхности — девять баллов, последний 10-й балл означает, что просветов нет. Севернее Чукотки экспедиция 2000 км прошла по 9-10-бальному льду.

Позднее капитан Зайдуллин сосчитает, что за весь поход его лодка преодолела в общей сложности более 1200 километров сплошного ледяного панциря. К сожалению, он, как и большинство экипажа Щ-423, погибнут в годы Великой Отечественной войны, не оставив мемуаров об экспедиции. Мы можем только догадываться о сложности жизни экипажа, к примеру, чтобы в Чукотском море обсушить помещения лодки, пришлось с ледокола несколько раз подавать закрепленный на тросе шлаг, по которому внутрь субмарины пускали раскаленный пар.

Капитан 3-го ранга Измаил Зайдуллин. Фото: Архив Тихоокеанского флота МО РФ

Капитан 3-го ранга Измаил Зайдуллин. Фото: Архив Тихоокеанского флота МО РФ

Только на рассвете 17 октября 1940 года лодка Щ-423 встала на якорь в бухте Золотой Рог и моряки впервые за 74 дня увидели огни большого города. Владивосток стал конечным пунктом небывалой одиссеи. «Считаю, что проводка подлодок вполне возможна Северным морским путем», — отчитался капитан Измаил Зайдуллин в рапорте по итогам похода. На 1941 год из Мурманска во Владивосток планировали вести группу субмарин, но планы сломала война. Сам Зайдуллин сражался с первого дня войны, командуя подводными лодками и торпедными катерами на Черном море и Балтике. Он погиб в 1944 году из-за трагической случайности. В условиях плохой видимости наши самолеты атаковали свои же катера, перепутав их с противником.



Get Adobe Flash player