Ненецкий АО Нарьян-Мар Info83.RU

Общество

Судьба заполярной Амдермы и других северных поселков зависит от четкого понимания федеральными властями, как будут развиваться арктические территории. У каждого, наверное, есть свое представление о том, что такое край Земли. Чтобы получить чистые впечатления от предстоящего путешествия в поселок Амдерма на южном побережье Карского моря, вопреки распространенной в журналистской среде практике я не стала собирать информацию об этом месте. Поэтому этот репортаж – набор ощущений, мыслей и рассказов, зачастую противоречивых, о том, каково это – жить в маленьком заполярном поселении на берегу Северного Ледовитого океана.

На подлете к Амдерме плотную облачность развеял ветер, и непривычно яркое для этих мест солнце осветило бескрайнюю однообразную тундру цвета охры. Оттенки охры, разбавленной серым и коричневым, в итоге оказались основным цветом этого дня. Вахтовый «КамАЗ», подпрыгивая на ухабах, повез нас вдоль полосы прибоя сурового Карского моря. Вдали показались дома, но разглядеть их было практически невозможно: тяжело оторвать взгляд от белесого песка и равномерно набегающей волны окраинного моря Северного Ледовитого океана. Но глаза отдыхали недолго: чем ближе мы подъезжали к поселку, тем чаще попадались брошенные проржавевшие конструкции, потом стали появляться полуразрушенные, прогнившие сооружения. В прибрежной зоне печально доживают свой век вросшие в берег баржи, буксиры и другая морская техника.

Когда количество металлического и железобетонного хлама достигло немыслимой концентрации, я все же пожалела, что сознательно оградила себя от информации об этом месте. Увиденное наводило только на одну мысль: здесь явно были продолжительные бои. Первое впечатление – ужас и непонимание. Догадавшись об этих ощущениях, мой попутчик генеральный директор компании «ТРАНС-НАО шипинг» Владимир Тюрин решил поделиться воспоминаниями о светлом прошлом Амдермы. «Во времена СССР здесь было много военных: пограничники, летчики. Иной раз по 15–25 истребителей в ряд на аэродроме стояло. Вон в том здании был магазин, мы частенько здесь закупали колбасу, ее так смешно поставляли – в ящиках с опилками, как снаряды. Амдерма раньше снабжалась по первому классу, как и Москва. Правее – ясли-сад „Ручеек“, а эти дома строились по продвинутой по тем временам финской технологии – из фанеры с утеплителем. Тогда это был прогресс, дома не продувались», – рассказал Тюрин.

Проезжаем сквозь город-фантом, оживающий благодаря воспоминаниям добродушного попутчика. В лучшие годы в поселке проживали от 10 до 15 тыс. человек. «Приехать сюда в командировку в 1970-х – 1980-х годах считалось чем-то вроде поощрения», – долетает до меня фраза Владимира. При взгляде на пустующие глазницы окон перекошенного, разваливающегося величия уже не существующей страны это кажется невероятным. Ужас трансформируется в стыд и обиду за нее – за державу. Ничего не поделаешь – иногда без шаблонов не обойтись, потому что они, липучие, всегда к месту, если нет других слов.

Флюоритозависимость

Щедрое финансирование заполярного поселка при советской власти было продиктовано военно-стратегическими задачами, которые решались в этой точке Советского Союза. Амдерма в переводе с местных наречий – «лежбище моржей». Однако в 1933 году моржей стали теснить люди. После обнаружения здесь геологами залежей плавикового шпата – флюорита (редкого сырья, используемого при производстве высококачественной стали, брони, оптики) горный инженер Евгений Ливанов организовал строительство поселка и рудника. В 1937 году Ливанова расстреляли, а нынешние жители поселка, не забывшие этого человека, поставили ему памятник.

В 1934 году в Амдерме высадилась Вайгачская экспедиция ОГПУ, в которую входили преимущественно заключенные Соловецкого лагеря. Вместе с наемными рабочими, которые тоже тут были, они стали разрабатывать рудник. «От старого пирса до самой заставы был прорыт двухъярусный подземный ход. Заключенные по нижнему ярусу толкали вагонетки с флюоритом, а по верхнему – возвращали пустые на шахту», – объясняет директор муниципального предприятия «Амдермасервис» Евгений Обертенюк. До сих пор сохранились сооружения тех времен, например деревянный дом, где была администрация ГУЛАГа. Его с тех пор так и называют – «барский». «Когда я приехал сюда в 1970-е годы, еще застал многих освобожденных людей – наемных, которые работали на руднике», – говорит Обертенюк.

В начале 1950-х годов, когда были разведаны месторождения флюорита на Урале, амдерминский рудник закрыли, лагерь расформировали, а порт, построенный военными, передали Минтрансу. Однако поселок продолжал развиваться, но уже как база по освоению Арктики и охране северных рубежей СССР. В Амдерме размещались войсковая часть ПВО, истребительный авиационный полк, комплексная мерзлотная лаборатория, гидрометеостанция. В 1980-е годы про флюориты вновь вспомнили и, по данным Евгения Обертенюка, даже наладили их экспорт. Здесь ранее работала компания, которая возобновила добычу руды для оптики и продавала ее немецкой фирме Zeiss. Переход компании на цифровые технологии стал причиной остановки работ на руднике. «В принципе, эта руда может быть востребована для оптических приборов ночного видения, но кто же решится сюда вкладывать деньги?» – махнув рукой, посетовал Обертенюк.

Невостребованная практически два десятка лет Амдерма угасала. Люди стали покидать суровый и забытый городок в Заполярье. «В 1980–1984 годах мне пришлось здесь жить, и я помню период, когда Амдерма была в расцвете, в поселке проживали 11 тыс. человек. Сейчас зарегистрированы около 500 человек, а по факту проживают от 320 до 380. Но люди здесь живут, и самое главное – это обеспечение поселка, в котором теперь осталось 14 жилых домов», – рассказывает глава Заполярного района Александр Безумов. Подрастают детишки, мамочки гуляют с малышами вдоль безжизненных кварталов панельных домов, среди которых вдруг натыкаешься на желтенькое опрятное здание детского садика. Его посещают 25 детей, а в местную школу ходят 34 ученика.

Большинство выпускников школы уезжают в Архангельск, Нарьян-Мар либо в другие города, признает жительница поселка Татьяна Харс. Чтобы достойно жить, людям нужна работа, а ее немного. Население, по большому счету, занимается жизнеобеспечением самого себя, и, видимо, поэтому заработки, мягко говоря, не северные. «Те, кто занят неквалифицированной работой, получают 10-14 тыс. рублей в месяц, квалифицированные кадры могут получать от 25 до 30 тыс.», – подтверждают жители. «Некуда уезжать – нет другого жилья. А чтобы снимать квартиру, нет денег. Вот и живем здесь. Кто-то получает жилье в городах и уезжает, но чтобы помочь детям, родственникам, оставляют квартиры в более благоустроенных местах, а сами возвращаются», – рассказывают местные.

Однако есть и такие, кто возвращается из-за того, что их сюда тянет. «Я родом из Одессы, у меня там до сих пор родственники, наведываюсь к ним. Но уже три раза сюда возвращался. Это как наркотик: здесь и люди другие, и отношения другие – все свои. Да, жил я на северном берегу Черного моря, но тут тоже море – Карское, зато берег южный», – шутит Евгений Обертенюк.

Война за Пентагон

Положение дел с жилым фондом – более чем удручающее. Из немногих пригодных для жизни зданий три-четыре в таком состоянии, что тратить деньги на их поддержание бессмысленно. При этом здесь есть четырехэтажный 60-квартирный дом, в народе называемый Пентагоном. «Мы в свое время воевали за этот дом, а некоторые товарищи говорили, что мы не понимаем общей стратегии. В результате сохранили „гнилушки“, которые потом сгорели, а Пентагон чуть не растащили. Он и сейчас в хорошем состоянии: еще в „прежней“ жизни жильцы систему отопления за свой счет отремонтировали, водоснабжение провели. Осталось канализацию доделать и провести косметический ремонт», – отмечает Евгений Обертенюк.

К слову, любая беседа с жителями поселка, которые охотно общаются, вспоминают интересные истории и факты, продолжается до тех пор, пока разговор не коснется дел сегодняшних. В этот момент беседа может вдруг взять и уйти куда-нибудь – то влево, то вправо. Переспросишь – молчат. «Нет, не буду ничего говорить, а то бумерангом вернется», – нечто подобное приходилось слышать не раз. Такой вот суровый народ – лишнего не скажут.

В бедственном положении жилфонда Амдермы не всегда повинны люди. Большинство зданий рушатся из-за того, что «поплыли» фундаменты. Из-за глобального потепления климата вечная мерзлота отступает. Если десять лет назад она была на глубине 40 см, то сейчас ушла на 3 м от поверхности земли. «Нужно 2–3 млн рублей, чтобы обследовать дома. Мы сами не можем этого сделать – требуется лицензированная проектная организация. И уже по итогам обследования надо принимать решение. Может, следует просто все снести и заново возвести дома, потому что свайное основание поехало», – рассуждает Обертенюк. Надо отдать должное настойчивости этого человека: ему удалось убедить в необходимости помочь поселку губернатора Ненецкого автономного округа Игоря Федорова и других окружных начальников. На встрече с губернатором вновь звучала просьба заказать обследование домов, чтобы выяснить, за что браться и восстанавливать, а что – просто сносить. И сразу же поступило предложение доставить в Амдерму два бульдозера, чтобы начать работы по сносу.

Поиск цели

Есть такое высказывание: «Нет целей – нет и путей решения проблем». Поэтому позиция региональных властей, генерирующих все новые идеи и предложения для федерального центра, выглядит обоснованной. Пока же окружные власти шаг за шагом налаживают жизнь в Амдерме. Удалось решить наиболее острую проблему – восстановить работу аэропорта. В начале 2012 года создано федеральное казенное предприятие «Аэропорт Амдерма». Оно, по сути, работает в долг – формирует убытки, а по итогам года обоснованные расходы компенсирует Росавиация. Сложная схема финансирования решает главную проблему транспортных инфраструктурных объектов Севера, сохраняет их работоспособность и исключает банкротство.

Решив вопрос с аэропортом, Нарьян-Мар готов всерьез заняться портом в Амдерме. С этим объектом история особая. Пусть и в плачевном состоянии, но здесь есть два мола и два причала, заваленные металлоломом, однако он не включен в реестр портов. Другого же порта для северного завоза в поселок нет, поэтому худо-бедно он работает. Собственником порта является Росимущество, есть арендатор порта, но если верить глазам и людям, которые здесь живут и работают, деньги в него он не вкладывает.

Поэтому следующей точкой приложения усилий, видимо, станет именно порт. «При обсуждении с профильными федеральными министерствами перспектив порта в Амдерме мы будем ставить вопрос о передаче имущественного комплекса в собственность НАО и смотреть, каким образом вкладывать средства», – комментирует Игорь Федоров. В настоящее время порт проходит процедуру банкротства, а в скором времени будет исключен из Единого государственного реестра юридических лиц.

Решение портовых проблем, в свою очередь, позволит активизировать вывоз металлолома, которым завалены поселок и причалы: по неофициальным подсчетам, здесь складировано 120-180 тыс. тонн металлолома. Как замечает капитан Морского порта Амдерма Валерий Падун, в прошлом году в порту перевалено 5 тыс. тонн грузов, включая топливо, а металлолома вывезено лишь 1 тыс. 369 тонн.

Но окружные власти готовы двигаться дальше. Учитывая, что в 2013 году начнется добыча нефти на Приразломном месторождении, а «Роснефть» ведет изучение углеводородных месторождений в Карском море и перспектив Северного морского пути, логично в непосредственной близости от месторождений сконцентрировать аварийно-спасательные службы. «В непосредственной близости от участков разработки нефтяных месторождений необходимо создать базу аварийно-спасательного подразделения, имеющую морской порт и аэропорт, и Амдерма максимально подходит для этой роли», – убежден Федоров.

Нет необходимости изобретать велосипед – достаточно вернуться к решениям, уже опробованным в советский период освоения Арктики. В 20 км от Амдермы (в створе Карских ворот) в глубоководной бухте имени Морозова был порт, который принимал крупнотоннажные суда. Если его отстроить заново, он может стать стратегически важной точкой и обеспечивать укрытие транзитных судов, идущих в сложных гидрометеорологических условиях по Северному морскому пути, а также служить местом для их отстоя и ремонта. Этот вариант вполне перспективен, так как рядом уже есть поселок с необходимой инфраструктурой. Достаточно проложить дорогу от поселка к бухте, причем для этого даже есть материал: получаемые при сносе непригодных для жизни домов стройматериалы можно дробить в щебень и отсыпать дорогу. Такой подход позволит не только избавиться от ужасающих зданий поселка, но и сэкономить средства на доставку материалов для дорожного строительства.

Чтобы вдохнуть жизнь в Амдерму, необходимы понятные и аргументированные цели. И если быть объективными, то решение этого вопроса лежит в зоне ответственности федеральных чиновников. Именно они должны определиться, нужна ли стране Амдерма в принципе – с точки зрения военных нужд или перспектив освоения арктического шельфа.

Амдерма – Нарьян-Мар – Санкт-Петербург

Татьяна Вильде, журнал «Эксперт Северо-Запада», № 48 (3 декабря 2012 г.)


Источник: http://www.adm-nao.ru/?show=news&id=8281


Добавить отзыв


Защитный код
Обновить

Правила добавления отзывов:
Все новые отзывы проходят предварительную модерацию! Отзыв будет присутствовать на сайте только после того, как его примет модератор. Чтобы публиковать отзывы без премодерации, зарегистрируйтесь.
Запрещается:
- Реклама в отзывах в любых формах;
- Использование заведомо ложной информации (клевета);
- Оскорбительные высказывания, нецензурные слова;
- Оставлять отзывы, нарушающие действующее законодательство РФ;
- Писать отзыв ЗАГЛАВНЫМИ БУКВАМИ;
- Публичное обсуждение Администрации сайта и её действий;
- Оставлять отзывы от разных имен.
Администрация сайта не несет ответственность за отзывы (комментарии), оставленные посетителями сайта. Вся ответственность ложится на пользователя, оставившего данный отзыв.
Пользователь сайта, публикуя свой отзыв (комментарий) на сайте, автоматически принимает и соглашается с условиями пользовательского соглашения Инфо83.РУ.

Новости с последними комментариями